Суббота, 10 января


С каждым годом я все больше и больше замечаю, что за те годы, которые в наших широтах прошли без особых снегопадов, коммунальщики совершенно разучились работать со снегом. Дворники не умеют нормально посыпать тротуары, дорожные службы, расчищая центральные улицы города, ездят с поднятыми ковшами как будто снег туда должен запрыгнуть самостоятельно без какой-либо внешней поддержки. Подходы к небольшим зданиям иногда вообще никто не расчищает, пока сами жители не возьмут лопаты и не начнут прокладывать себе путь к цивилизации. В то время, как в столице дороги обрабатывают реагентами, обеспечивающими быстрое таяние льда на дороге, то у нас даже элементарной каменной соли иногда не хватает. Со стороны пешехода, конечно, ситуация просто ужасна.

Те очистительные машины, которые все-таки опускают свои орудия на дорогу, наметают по обочинам неплохие укрепительные рубежи, только, вот, почему-то никто и никогда не задумывается о том, что прыгать через такую систему горных образований намного опаснее, чем просто идти по ровному льду. Больше всего меня раздражает «лесенка» из следов тех, кто переходил в том или ином месте еще до того, как укрепление замерзло окончательно и бесповоротно. По таким следам удобно идти только в том случае, если улицу Сыровца в снегопад переходил Николай Валуев, в противном же случае следы превращаются в капканы, за которые цепляется обувь и способствует падению. В лучшем случае просто на тротуар, в худшем — на проезжую часть. За почти уже прошедшую неделю я едва ли не стал свидетелем наезда автомобиля на пешехода, причем дважды. В обоих случаях это были не «Жигули», а городские автобусы. В одном случае человек настолько спешил всех опередить, что бежал к автобусу, когда тот еще не остановился, в результате зацепился за следы и свалился прямо рядом с задним правым колесом. Самое интересное в данной ситуации заключалось даже не в этом. В то же время, пока автобус еще тормозил на льду, приоткрылась задняя дверь, откуда прямо на ходу на лед выскочила с задором балерины Большого театра тетенька лет пятидесяти. Еще чуть-чуть, и этот десант высадился бы прямо на спину тому мужчине, который ушел в подполье. Прямо таки сюжет для «Экзистенциальной Украины».

Каждый день я смотрю в окно и удивлению моему нет предела. Дело в том, что мое окно выходит на небольшой зеленый островок, по которому пешеходного движения, как такового, нет. Летом там есть небольшая полоска тротуара, но зимой люди на этом отрезке двигаются, как правило, по проезжей части, так как улица загружена сильно бывает только в случае, если центральный проспект города перекрывают и направляют движение в объезд. В первый день после снегопада я нашел немного свободного времени и расчистил путь от подъезда до проезжей части. Я, конечно, немного упустил из виду то, что расчищать дорогу нужно было прямо, а не по диагонали, но ради комфорта можно и пройти пару лишних метров, тем более, что я не через Хабаровск дорогу прочистил. На следующее утро появились следы, ведущие от двери по диагонали, но уже в другую сторону. Следы взрослого человека по снегу с толщиной слоя в 25-30 см. Ну ладно, бывает. Несколько дней коллекцию следов пополняли лишь бродячие животные, но на третий день появились первые следы наискосок через клумбу. Через день — еще две пары, но уже в другом направлении и в разные стороны. Появились даже следы через весь двор к заброшенному, но закрытому гаражу. И не лень же было человеку так извозиться в снегу, ради того, чтобы дернуть дверь гаража?

По нашим тротуарам, в том числе и в центре города, я обычно хожу как блондинка на шпильках: более-менее удачно разгоняюсь, а затем несусь уже без управления по льду до тех пор, пока в радиусе видимости не появится какой-то снежный участок, на котором можно будет безопасно тормозить. На мою беду все мои маршруты проложены либо с горы, либо в гору. По моему любимому маршруту вниз во дворы сейчас вообще лучше не ходить, так как пару дней назад водопроводчики откачали воду после прорыва в колодце прямо во дворы. Лед получился, конечно, красивый, но совершенно не ровный благодаря ухабам на дороге. На коньках, быть может, и можно проехаться, объезжая препятствия, но для хоккея арена не годится: шайба всегда будет стремиться к нижнему двору. Казалось бы, какое замечательное место для санок! Нет, дети катаются исключительно по проезжей части, хотя по качеству льда она принципиально не отличается от той аллеи, которую залили на радость детворе (впрочем, безуспешно) наши водопроводчики.

У меня нет такого года, когда бы я хоть раз где-нибудь не завалился на льду. Хожу по нему я, прямо скажем, неуверенно. Этот год бьет все рекорды, но и мое мастерство не стоит на месте: я научился балансировать при помощи подручных средств в виде пакета с продуктами или сумки. Между прочим, благодаря этому способу мне удалось устоять на ногах трижды, когда уже казалось, что полет мне гарантирован. Один раз, что правда, технология дала сбой и пакет разорвался в двух местах. Так и пришлось нести его, прижав к себе как лучшего друга. Радует, что собаки, вместе с которыми я, практически, лег на улице возле центрального парка в сугроб, по-видимому, уже привыкли к такому развитию событий. Я ожидал лая, а собаки даже и ухом не повели. В общем, такая она, моя зима 2014-2015.


10.01.2015, 00:00
  Днепродзержинск, снег, зима, коммунальщики.
Просмотров: 1454.