Суббота, 27 сентября


Почему-то когда я слышу по телевидению сообщения о люстрации, в которых говорится о том, что лишены своих должностей будут те лица, которые перешли на должности украинские с аналогичных советских, я вспоминаю свою первую учительницу, имя которой уже кануло в Лету, впрочем, как и она сама. Это был просто классический вариант старорежимного педагога, которому место было только в музее образования, но за определенные заслуги, полученные еще в те времена, когда директор школы учился в ее классе, держали ее едва ли не до смерти. Иногда я обращал внимание на то, что к ней приходили уже взрослые ее бывшие ученики и за что-то так усердно благодарили. За что же они ее благодарили-то? Никак не укладывался у меня в те времена этот вопрос в голове. Я был уверен, тем не менее, что получу ответ на сей сакральный вопрос когда сам достигну такого же возраста, как и те выпускники.

Ну и вот, собственно, возраст школьного выпускника у меня давно позади. Что же я понял? Понял я то, что никогда не отдал бы ребенка в класс, где классным руководителем была бы говорящая мумия, обозленная на весь мир, но срывающая свою злость на маленьких детях по причине того, что сорви она ее на взрослых — тут же отправилась бы на заслуженный давно отдых. Больше всего меня когда-то поразило то, что она еще и имела поддержку среди родителей младшеклассников. Возьмем, к примеру, ситуацию, когда за то, что кто-то кому-то что-то сказал на уроке, весь класс обязан был в полной тишине стоять после уроков до тех пор, пока учительнице не покажется этого достаточно, а не показаться ей могло долго, так как спешить было уже некуда: даже внуки уже готовятся к пенсии. В один прекрасный день, когда я не пришел из школы даже через три часа после официального окончания учебного дня, мои родители решили позвонить в школу и узнать, в чем же дело и что такое случилось. Мобильных телефонов тогда не было и никаких прямых средств коммуникации не существовало, поэтому я до сих пор не могу понять, почему всех остальных родителей такие задержки устраивали и даже не настораживали. В канцелярии это восприняли как жалобу, но так как официально ее никто не оформлял, имя искомого ученика было секретарем забыто по пути в кабинет начальных классов. На следующий день начались разборки. Вела разборки, никогда не поверите, председательница родительского комитета, так как учительница отказалась дальше задерживать детей после уроков, что совершенно не понравилось родителям (преимущественно, вечным домохозяйкам из родительского комитета —иные туда не вступают по причине дефицита свободного времени), которые были бы, наверное, рады, если бы их чада и ночевали в классе. «У родителей ведь должно быть время на отдых», — говорила тогда родительница (как сейчас помню). Пяти часов занятий, по ее мнению, почему-то для отдыха было мало.

Второй случай, иллюстрирующий тему сегодняшней заметки, произошел со мной буквально несколько недель тому назад. Тогда мне понадобилось оформить определенного характера документы, которые требовали наличия справки о фактическом месте жительства. Я обратился в современную объединенную городскую систему по выдаче справок, где мне выдали документ, подтверждающий то, что я действительно прописан в своей собственной квартире. Феерической бестолковости документ, скажу я вам, так как его с легкостью заменяет мой же паспорт, в котором те же данные стоят в виде печати. Конечно же, такая справка не годится. Пошел я в управляющую компанию, которой после раздела территорий достался мой дом. В управляющей компании меня направили к технику — тетеньке чуть-чуть младше моей первой учительнице. У тетеньки до сих пор еще Советский Союз, о чем свидетельствуют советского периода карта района (которая не соответствует оригиналу процентов на двадцать) и бланки заявлений. Взял я один такой бланк, образец. Начал писать заявление. По результату выяснилось, что услуга стоит пятьдесят гривень. Расчетных счетов нету, хотя мне было бы намного удобнее в виду того, что в одном здании с управляющей компанией находится отделение того банка, в котором расчетный счет открыт у меня. Только наличные, но оплатить можно только тогда, когда будете забирать справку. Ну ладно.

Справка, как выяснилось, будет только лишь через неделю. На этот срок я вышел после вопроса «а когда вы бываете дома». То есть, по идеологии этой самой тетеньки, она собиралась взять мое заявление и пойти по соседям собирать подписи о том, что я проживаю в определенной квартире. Подождите-ка, но зачем мне нужны свидетели того, что я проживаю в квартире, в которой являюсь владельцем и единственным прописанным человеком? «А так положено», — сказала тетя и убрала заявление в папочку с советским гербом. Меня такой ответ не удовлетворил, так как подписи практически гарантированно собрать бы не удалось по причине только лишь того, что я бы даже сам не поставил подпись на таком весьма сомнительном опроснике. Пошел к начальнику управляющей компании. Выяснилось, что никаких свидетелей в моем случае не нужно, а справка выдается бесплатно. Получил в день написания заявления на выдачу.


27.09.2014, 23:03
  мемуары, воспоминания, школа, дела коммунальные.
Просмотров: 2992.